Мысли для начала... мышления

Неграмотными в 21-м веке будут не те, кто не могут читать и писать, а те, кто не смогут научаться, от(раз)учаться и перенаучаться. Элвин Тоффлер

2017-06-23

Насилие как сверхидея

http://www.inliberty.ru/blog/2610-Nasilie-kak-sverhideya

2017-06-22

Пропасть (во) лжи: дополнения

Привожу (в продолжение своего поста) здесь посты из FB только за сегодняшний день на тему глубины погружения в ложь за эти сто лет.


2 ч
Правду не скрыть?...
"Любопытство погубило кошку"

Минообороны рассекретило опросные листы осени 1952 года. Опрашивало Военно-историческое управление Генерального штаба Советской Армии. Это надо понимать, что 11 лет ГШ не интересовали причины того, что части РККА были снесены с лица земли вермахтом (хотя осенью 1941 нескольких генералов расстреляли за это). А ту вдруг: ба, годы то идут, память слабеет, надо срочно опросить тов. генералов что же случилось такое в июне 1941, почему не готовы к войне оказались, интересно всё-таки...
И мы узнали, что 64 года архивы хранили лютую банальность, уже давно бывшую в жуковских мемуарах и в школьных учебниках ещё времён борьбы с культом личности... Оказывается прозорливые генералы всё знали, что войсковая разведка (не легендарная "Красная капелла" разузнала от своего главного источника стратегической информации - старлея ВВС рейха Шульце-Бойзена и не от штирлицев [см. примечание №1] всех мастей, а пластуны, перебирающиеся в ночи через пограничную речку или рапорты от залегендированных парикмахеров в местечках на той стороне линии Молотова-Риббентропа) сообщали и день и час начала готовящейся агрессии. Но ставка - не внимала! Хуже того, запретили 21 июня занимать передовые окопы - дабы не спровоцировать.
Это надо понимать так: с июля 1940 составляли гитлеровцы план "Фриц" (с декабря 1940 - "Барбаросса", но типаж один - Фридрих Гогенштауфен Барбаросса), подтянули полторы сотни дивизий, и теперь ждут спровоцирует ли их начинать атаку занятие окопов несколькими полками (от тайно выдвигавшихся к границе такого же числа дивизий красноармейцев). Июньские сверхмассовые депортации [см. примечание №2] "классово чуждых элементов" из будущей прифронтовой полосы - не провоцирует, а команда "застава в ружьё" - провоцирует...
Но тогда правы именно историки-ревизионисты - Виктор Суворов-Резун, Марк Солонин, Михал Мельтюхов - не спровоцировать Гитлера, но спугнуть боялись. 
Занятие войсками противника оборонительных позиций не может рассматриваться как стратегическая угроза, угроза это - развёртывание в наступательные порядки или скрытное накапливание войск вплотную у границы и тайная переброска десятков дивизий. 
А так - какие непонятки? Да, боимся, да, окопались, но сейчас тов. Молотов ещё раз прокатиться в Берлин и обо всё добазариться с камараден геноссен, Сталин вступит в Антикоминтерновский пакт (как периодически сулил Гитлеру) и будет снова дружба-фройндшафт... не разлей польская кровь...

Самое поразительное признание - действительно несколько вываливающееся из жуковско-хрущёвских версий событий - исходит от генерал-лейтенанта Петр Собенникова, который в 1941 году командовал войсками 8-й Армии Прибалтийского особого военного фронта: при назначении в марте 1941 года, ни по прибытии в штаб округа он не был информирован о плане обороны госграницы. "У меня складывается впечатление, что вряд ли к этому времени (март 1941 года) таковой план существовал". 
Собенников вспоминает, что получил план, представлявший собой толстую машинописную тетрадь, только в конце мая 1941 года. "Даже в ночь на 22 июня я лично получил приказание от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме - к рассвету 22 июня отвести войска от границы, вывести их из окопов, что я категорически отказался сделать, и войска оставались на позициях".
Вот оно! До марта 1941 года в РККА не было плана обороны госграницы! Вообще! Никакого! На важнейшем - прибалтийском направлении, которое дорога и на важнейшие порты - Рига, Таллин и Ленинград, и северный маршрут для возможной операции по окружению минской группировки РККА! Но после 15 мая (дата предложения Сталину на утверждения т.н. "Плана Жукова" - легендарного плана "Гроза") - толстая тетрадь.
А вот - апофеоз - современный вывод из этих опросных листов в ведомстве маршала Шойгу (резюме 27-летней войны официальных военных историков с "ревизионистами" - прежде всего, Виктором Суворовым: "В целом все участники первых дней войны отмечают готовность штабов к управлению войсками. Оправившись от внезапного удара, штабы взяли на себя руководство боевыми действиями. Трудности управления войсками проявлялись практически во всем: неукомплектованность некоторых штабов, отсутствие необходимого количества средств связи, охраны штаба, автотранспорта для перемещений, нарушенная проволочная связь. Управление тылом было затруднено из-за оставшейся с мирного времени системы снабжения. Воспоминания очевидцев и непосредственных участников первых дней войны, безусловно, не лишены субъективности, тем не менее их рассказы - это доказательство того, что советское правительство и высшее командование, реально оценивая обстановку периода 1940-1941 годов, чувствовали неполную готовность страны и армии к отражению нападения со стороны фашистской Германии - противника сильного и хорошо вооруженного за счет ограбления стран Западной Европы, с двухлетним опытом ведения боевых действий".
Таким образом, РККА, имеющая тройное превосходство в танках (многократное по "тяжёлым танкам", т.е. сравнимыми классом с Pz IV КВ и Т-34), превосходство в авиации и артиллерийских системах, всё ещё "чувствовала неполную готовность" к отражению нападения [естественно - планов то отражения до конца мая 1941 года не было!]. А силу немеренную вермахту придавала "ограбленная Европа" - трофейные французские и чешские танки и орудия. Конечно, у вермахта был "двухлетний опыт боевых действий". 
А у РККА его не было, потому что опыт Испании, сражений с японцами у оз. Хасан и Халкин-гола, Польской кампании и Финляндской войны - "боевым" решили не считать...

Так попытка ещё раз обосновать советскую мифологию июня 1941 года ещё раз привела к её полному разоблачению.
Приложения.
Приложение №1
Из тайных мемуаров советского переводчика посольстве в Берлине Тихона Лукьяновича Джеломанова (1908-1993): "БЕРЛИН, 1941 (его арестовали 22 июня вместе с другими посольскими и торгпредскими, их было 600 человек, потом их обменяли и интернировали...): "Самые достоверные сведения о начале войны я получал от шифровальщиков торгпредства. Мы ждали начала ее 10 мая 1941 г. (Как позже выяснилось, это был первоначальный срок по плану Барбаросса.) Поэтому всех женщин с малыми детьми отправили в Советский Союз с 1 апреля 1941 г. Во вторую очередь к 15 апреля отправили женщин с ребятами школьного возраста, но не работающих в советских учреждениях в Берлине. В третью очередь отправили до 1 мая женщин с детьми, работавших в учреждениях, но к этому времени стало известно, что день начала войны откладывается. Начался мучительный период - когда же, какого числа.
В конце мая осторожно информировали, что будет в июне. Приступили к уничтожению ненужных документов. 14 июня мне сообщили, чтобы до 20 июня я всю документацию и дела свои уничтожил бы. На вопрос, когда же начало войны, сообщили - в ночь с 21 на 22 июня. Тут и началась наша подготовка по-настоящему. Но нужно было всячески скрывать от немцев и даже от некоторых своих, что дата нам известна...19 июня военно-морской атташе отбыл в Советский Союз, он доложил Кузнецову..."
Есть и в другом варианте:
"К июню немцы уже не скрывали явного саботажа в отправке оборудования в СССР. Почти все немцы-шефмонтажники вернулись из Ленинграда на фирму. На мой вопрос - почему так скоро вернулись? - была у них ухмылка и объяснение - приехали в отпуск.
Гитлер выступал по радио и стал разглагольствовать на разные темы, в том числе отметил, что ему везет всегда 10 числа... Находясь под этим впечатлением, мы ждали начала войны 10 июня и стали постепенно ликвидировать дела и документы, но числа 8 июня узнали более или менее достоверную дату начала войны - 22 июня. Были приняты все меры к тому, чтобы война не застала нас врасплох. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ НИЧЕМ СТАРАЛСЯ НЕ ПОКАЗАТЬ, ЧТО СРОК ИЗВЕСТЕН. ТАК НАС НАСТРАИВАЛО РУКОВОДСТВО - ПОСОЛЬСТВО. Из Москвы продолжали прибывать наши специалисты..."
_______

Приложение №2. Мой текст от 22 июня 2015 года
"К тайне 22 июня 1941 года
Несколько дней назад исполнилось 74 года завершению грандиозной предвоенной депортации "враждебных элементов" (с семьями) из "благоприобретённых" по пакту с Гитлером территорий - стран Балтии, Бессарабии, регионов Восточной Польши (Зап. Белоруссия и Зап. Украина). Всего депортация спецпереселенцев охватила до 300 тысяч человек, значительная часть из которых умерла в пути или сразу по прибытию в Сибирь. 
Такая депортация - по мнению историков - должна быть тщательно подготовлена и служит очищению будущего театра военных действий. Своим зверством она провоцирует восстания (что и произошло в реальности в Прибалтике), поэтому решаются на такие меры только, когда нет иного выбора. Всё это является признаком неминуемой близкой войны - развёртывание миллионов солдат в зоне депортации по идее избавляет от опасности восстания (если только эти миллионы не бегут в панике, бросая оружие, как это было в начале ВОВ).

Но какой войны это был признак? Войны с рейхом и его союзниками явно не ждали - был настоящий шок, многократно описанный в мемуарах и в советской худ. литературе и кино. СССР не мог готовить нападение, как заверяет нас вся советская и российская официальная историческая наука. Армия Британской империи (войска Британии, Канады, Австралии и Новой Зеландии) были заняты боями в Ливии и только что потеряли Крит.
Поэтому, есть версия (моя), что так Сталин готовился к нападению со стороны Америки, которая и тогда, прямо по Патрушеву, мечтала об уничтожении России.
А если без стёба, то майско-июньская депортация 1941 года - главное доказательство подготовки СССР к атаке на позиции Рейха, иначе говоря, начала Великого Антифашистского Освободительного Похода Красной Армии в Европу. Планировали бы сей поход на год позже и депортацию отложили бы."
__________
М.Булгаков, "Мастер и Маргарита"
"...А Варенуха продолжал свое повествование. И чем больше он повествовал, тем ярче перед финдиректором разворачивалась длиннейшая цепь Лиходеевских хамств и безобразий, и всякое последующее звено в этой цепи было хуже предыдущего. Чего стоила хотя бы пьяная пляска в обнимку с телеграфистом на лужайке перед Пушкинским телеграфом под звуки какой-то праздношатающейся гармоники! Гонка за какими-то гражданками, визжащими от ужаса! Попытка подраться с буфетчиком в самой "Ялте"! Разбрасывание зеленого лука по полу той же "Ялты". Разбитие восьми бутылок белого сухого "Ай-Даниля". Поломка счетчика у шофера такси, не пожелавшего подать степе машину. Угроза арестовать граждан, пытавшихся прекратить Степины паскудства. Словом, темный ужас.
Степа был широко известен в театральных кругах Москвы, и все знали, что человек этот - не подарочек. Но все-таки то, что рассказывал администратор про него, даже и для степы было чересчур... Да, чересчур. Даже очень чересчур...
Колючие глаза Римского через стол врезались в лицо администратора, и чем дальше тот говорил, тем мрачнее становились эти глаза. Чем жизненнее и красочнее становились те гнусные подробности, которыми уснащал свою повесть администратор... Тем менее верил рассказчику финдиректор. Когда же Варенуха сообщил, что Степа распоясался до того, что пытался оказать сопротивление тем, кто приехал за ним, чтобы вернуть его в Москву, финдиректор уже твердо знал, что все, что рассказывает ему вернувшийся в полночь администратор, все - ложь! Ложь от первого до последнего слова. 
Варенуха не ездил в Пушкино, и самого степы в Пушкине тоже не было. Не было пьяного телеграфиста, не было разбитого стекла в трактире, степу не вязали веревками... - Ничего этого не было."


И вот они втюхивают двадцать триллионов в реформу армии, сажают на кресло министра МЧС, создают бронетранспортер "Каратель", вводят вежливых человечков, вещают про базы на Луне, убивают в день по стопятьсоттыщ игиловцев, смеются "Искандерами", воюют с бандерофашизмом, облетают авианосцы пндсов, отгоняют самолет НАТО от борта минобороны, встают с колен, создают "Глонасс" и "Йотафон", принимают военные доктрины, надувают щеки, организовывают теракты в Черногории, привозят С-300 в Сирию, отправляют ихтамнетов на Донбасс, взламывают компьютеры Хиллари Клинтон, ставят памятник "Солдату, Совершающему Акт Низкой Социальной Ответственности Со Спасенным От Бандеровцев Великодуховным Котом" (о, боги, сам от себя не ожидал, извините), а потом какой-то работник пресс-службы Министерства обороны скачивает с интернета первое попавшееся видео по запросу "наши мочат козлов в сортире", отдает его Шойгу, тот втюхивает Путину, тот показывает Стоуну, тот показывает в кино и оказывается, что это видео, где как раз таки наоборот пндсы мочат талибан в Афгане, а звук, где как раз таки наоборот бандерофашисты мочат русский мир в ДАПе. И все это разносится по всему миру посредством голливудского режиссера, которому заплачены за эту рекламу лямы баксов. 
ВВС. Военно-воздушные силы. Сфера особого внимания.
И Кафка с диким воем вырывается из могилы, грызет локти, бьется черепом о могильную плиту, идет и разносит библиотеку имени себя, с безумным бормотанием "в огонь, все в огонь" сжигая свои сочинения, а над Прагой еще две ночи раздается его звериный крик простреленной навылет волчицы - "ссссууууккккиииии!!!!!", Юрий Мамлеев тихо крестится и, хихикая, благодарит бога за то, что уже помер, потому что такую сюрреалистическую хуйню никогда в жизни не сочинить даже ему, а Чак Паланик просто тихо в уголочке ест антидепрессанты, запивая их водкой.
Я вам сколько лет говорю - чувак живет в своем мире. Он вообще не отдупляет, что в реальности происходит. 
А вы мне не верили. 
У них. Так. Всегда.
Спокойной ночи.

Вероника Каткова
10 ч · 
По-моему, сакмая яркая иллюстрация того, что режим пронизан ложью снизу доверху.
Егор Седов:
"Вот эта история - с Оливером Стоуном и кремлежителем, показывающим россиян в Сирии, которые были тут же опознаны как американцы в Афганистане, - она показательная", - пишет публицист в Facebook.
"Это ответ на вопрос, почему путинизм обречен на уход. (Термин "обречен" не значит, конечно, что я подскажу точную дату). И почему Путин 2.0, о котором так много говорит часть либеральной публики, невозможен (тем более невозможно превращение в Путина 2.0 известного блогера).
Это он сам кадры отобрал? Нет. Это ему советчики-советнички-эксперты-наушники-надымы... как они там называются, - удружили. Вполне допускаю - удружили неумышленно. Этих советчиков за что отбирают - за таланты или за преданность? Вопрос, по-моему, ясен. Вот и результат.
Человек вне интернета (и искренне считающий, что это помойка, где верить ничему не надо), с обратной связью с широкими народными массами только на прямых линиях (и то массы-то отобранные), с докладами советников (а не доложили - и получится, что блогер Вася информирован гораздо лучше, чем глава государства), - он просто непригоден в качестве лидера XXI века.
Я не говорю про удивительные представления о психологии людей. Запрещают, контролируют, регулируют, вводят идиотские "законы 18+" и все прочее - а потом удивляются: "это кто же молодежь поднял на протест?!" Вы, дорогие наши, только вы подняли, сами-сами".

https://www.facebook.com/grigorii.golosov/posts/1088977707870742
Просматривая отзывы на фильм Оливера Стоуна, обратил внимание вот на эту фразу: "Ложь для Путина - это демонстрация власти. Только могущественные люди могут лгать так, что это им сходит с рук. Чем бесстыднее ложь, тем больше проявляется власть, когда ваш слушатель не может или не осмеливается вам противоречить."

It’s easy to see why Oliver Stone puts up with being lied to in The Putin Interviews, Stone's new four-part documentary. He needs Putin’s indulgence to make the series. The harder question is why Putin made so much time for Stone, given that Putin…
NYBOOKS.COM

Пропасть (во) лжи: 100 лет поисков дна — 1917-2017

Пропасть* (во) лжи: 100 лет поисков дна — 1917-2017

Историю российской власти и российского общества за последние сто лет (1917-2017 гг.) с полным основанием можно во многом свести к формуле из заголовка. И очень важно осознать, понять и принять, что решающей и преобладающей составной частью этой лжи была ложь самообмана значительной доли так называемых «широких народных масс» и вышедших из ширнармасс «вождей», принимающих свою чудовищно далёкую от реальности картину мира за абсолютную истину. Этот урок и должен бы стать главным предметом освоения и затвержения на просторах б.СССР на следующие сто лет. Если начать в этом году, то к 2117 году есть вероятность массово научиться адекватной оценке собственной глупости и умению быстро спроваживать на помойку истории врущих и даже искренне самообманывающихся вождей и чиновников.

Предлагаю всегда актуальный лозунг на плакаты любых митингов и демонстраций:

«ДАЁШЬ УРОКИ КРИТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ПО ВСЕМ МЕДИА-КАНАЛАМ В РЕЖИМЕ 7/24!!!»

*Примечание: в первом слове заголовка подразумеваются два варианта ударения — и в первом, и во втором слогах.

2017-06-18

Существующие в России институты ломают молодежи позвоночник... / Лев Гудков

Лев Гудков: Польше есть что предъявить миру


Евгений Климакин





Лев Гудков. Фото: РИА Новости / Левада-Центр

http://culture.pl/ru/article/lev-gudkov-polshe-est-chto-predyavit-miru
Доктор философских наук, один из самых выдающихся социологов современности, директор «Левада-Центра» Лев Гудков. Заниматься социологией он начал почти 50 лет назад, когда власти СССР ее не признавали и даже называли буржуазным лжеучением. О врагах народа, Станиславе Леме и польском кино с Львом Гудковым беседовал Евгений Климакин.


 Евгений Климакин: Прежде, чем начать говорить о социологии и международных отношениях, позвольте спросить о вашей семье. Это правда, что ваших близких коснулись сталинские репрессии?
 Лев Гудков: Да. Мой дед Дмитрий Фролович Гудков был инженером. В 1937 году кто-то написал на него донос и деда арестовали. Тогда все было очень просто: людей уничтожали без суда и следствия, на основании слухов или чьих-то подозрений.
 ЕК: Так произошло и с дедом?
 ЛГ: Да. Был быстрый суд, Колыма и через несколько месяцев он умер.
 ЕК: В семье передавалась память об этом, родители вам о нем рассказывали?
ЛГ: Я узнал об этом довольно поздно, будучи уже взрослым человеком. Мне тогда захотелось узнать больше о дедушке, и я получил доступ к его личному делу. Там было всего несколько страниц: протокол ареста, обыска, акт об изъятии документов, бинокля, фотоаппарата и записей Троцкого. Не было даже обвинения. А потом я получил такой мистический, почти загробный привет от моего предка.
 ЕК: Что вы имеете в виду?
 ЛГ: В литературном журнале «Роман-газета» я прочитал рассказы Варлама Шаламова. Как вы знаете, он написал очень известный литературный цикл о жизни заключенных советских лагерей. В одном из его рассказов я наткнулся на историю моего деда. Да! Я не мог поверить собственным глазам. Тогда жив был еще мой отец. Для него это тоже стало серьезным переживанием. Папе было семнадцать лет, когда деда забрали, я его вообще не знал, и тут мы встретились со свидетельством о нашем ближайшем родственнике, которого кто-то в 1937 году посчитал врагом народа. Мы встретились с человеком, которому обязаны жизнью.
Рецидив тоталитаризма

 ЕК: Деда назвали врагом народа. Сейчас некоторые считают и вас врагом России. Ваш аналитический центр в 2016 году внесли в реестр иностранных агентов.
ЛГ: Скажем прямо — мы имеем дело с рецидивом тоталитаризма. Вопрос только в терминологии: это частичный рецидив или имитация тоталитаризма. Советские практики возвращаются. Несмотря на распад СССР, базовые институты советской системы сохранились. Они воспроизводят советское сознание, советские подходы, советское мышление.
ЕК: Но человек ведь изменился после распада Советского Союза?
ЛГ: У нас есть проект: с 1989 года мы опрашиваем сограждан раз в 4–5 лет по одной и той же схеме. По нашей начальной гипотезе, человек как главный продукт тоталитарной системы будет меняться после распада СССР. Мы думали, что конец советской системы станет концом советского человека. Исследование 1994 года показало, что мы, социологи, серьезно заблуждались. Опрос 1999 года подтвердил: да, наши предположения ошибочны. Советский человек воспроизводит сам себя. Нам пришлось пересмотреть свою гипотезу, признать, что советский человек никуда не ушел, советскость сидит в головах людей, несмотря на то, что СССР уже нет.
ЕК: Мне кажется, что новое поколение все-таки отличается от своих родителей.
ЛГ: Конечно, отличается, однако существующие в России институты ломают молодежи позвоночник, учат приспосабливаться, делают из молодых людей модификацию советского человека. Это все, конечно, очень печально.





Лев Гудков. Стоп-кадр из программы. Фото: www.c-span.org

Двоемыслие


ЕК: Что бы вы хотели изменить в этом человеке?
ЛГ: Он очень адаптивный, ради выживания готов приспособиться к любой ситуации. Речь идет о физическом выживании. Весь опыт приспосабливания к репрессивному государству является основной, несущей конструкцией его сознания. Двоемыслие — одна из главных его особенностей. С одной стороны, мы имеем дело с имперским человеком, который считает, что достоинство, значимость зависят от места в иерархии. С другой стороны, он лукавый и лицемерный, он презирает власть, но готов публично демонстрировать ей свое верноподданство. Ценой аморализма, цинизма он будет спасать себя и своих близких.
ЕК: Вам это не нравится больше всего?
ЛГ: А как такое может нравиться? Как может нравиться то, что в России до сих пор работает лагерный принцип «ты умри сегодня, а я — завтра»? Пусть неприятности будут у моего соседа, а меня благодаря этому пока не тронут? В головах людей — гремучая смесь из приспособленчества, комплексов неполноценности, фобий и имперской спеси.
ЕК: Звучит довольно угнетающе.
ЛГ: Я — просто ученый. Я лишь говорю о том, что мы благодаря социологическим исследованиям видим. Признаюсь, после распада СССР я питал иллюзии. Говорил: не знаю, что будет через 5 лет, но через 25 лет Россия точно будет демократическим государством. Как я ошибался! Горько было осознавать, что советскость из наших людей не выходит. Сейчас я привык к этой мысли, к этой информации.
ЕК: Полтора года назад я записывал интервью с выдающейся правозащитницей Людмилой Михайловной Алексеевой. Она сказала: «Моя страна обязательно будет свободной. Только я, к сожалению, этого не увижу».
ЛГ: Думаю, что я тоже не увижу. Понимаете, изменение человека, внутренняя трансформация — это очень длительный процесс. Не стоит ждать быстрых перемен. Тут я очень далек от тезисов многих оптимистов. Тем не менее, социологические исследования подтверждают, что среднестатистический россиянин очень отличается от свободного человека, который умеет брать на себя ответственность, бороться за свои убеждения. Да, эта информация может погрузить в депрессию, но социолог — как патологоанатом. Мы просто констатируем факты. Двоемыслие продолжает разлагать наше общество. Россия — большая, растянутая и очень рыхлая страна, поэтому многие вспышки перемен гаснут на периферии. Те, кто хотят перемен, должны понимать, что работать придется долго, нескольким поколениям.


Збигнев Цыбульский в фильме

Выдающемуся польскому кинорежиссеру Анджею Вайде 6 марта исполнилось 90 лет. Семь месяцев спустя...ПОДРОБНЕЕ 
ABOUT: 7 САМЫХ ИЗВЕСТНЫХ ФИЛЬМОВ АНДЖЕЯ ВАЙДЫ

ЕК: В советские времена для многих представителей советской интеллигенции Польша была окном в Европу. Для вас также?
ЛГ: Конечно! Польская литература очень помогала в социологическом образовании. Книга Яна Щепаньского «Элементарные понятия социологии», учебники других польских авторов — их хотел прочитать каждый социолог. В советские времена мы поддерживали отношения с польскими учеными, делали совместные проекты. Пример подавал, конечно же, основатель «Левада-Центра» Юрий Левада. Он очень любил Польшу, часто туда ездил. У него даже были польские корни. Он рассказывал нам о жизни в Польше, о военном положении. Мы проводили специальные семинары, интересовались тем, что происходит у наших соседей. После введения в ПНР военного положения нам стало понятно, что коммунистическая система в Польше разваливается, что ее крах — вопрос времени. Никто только не мог сказать, как долго будет длиться этот распад.





Крис Ниденталь, Варшава, декабрь 1981 года. Первые дни военного положения. В кинотеатре «Москва» идет фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис сегодня», фото: промо-материалы

ЕК: А что сейчас?
ЛГ: Сейчас ситуация изменилась. Интерес угас. Дело в том, что тогда Польша была единственным окном на Запад, сейчас же этих окон стало больше, поэтому внимание ослабло и Польша утратила свою исключительность. Это закономерный процесс. Тем не менее, есть вещи, которые я буду помнить до конца жизни. Например, встречу со Станиславом Лемом. Он выступал у нас на семинаре в Москве. Коллеги ему тогда подарили тапочки с мехом наружу — эдакий вывернутый наизнанку мир. Он очень смеялся, когда получил этот странный подарок.
ЕК: Вы видели Лема! Я вам завидую!
ЛГ: Я сам себе завидую! Значимость Польши в то время для меня и многих других сложно переоценить. Это касалось не только профессиональной деятельности. Например, мои предпочтения в кино во многом были сформированы польскими кинематографистами.
ЕК: Кем именно?
ЛГ: В первую очередь, Анджеем Вайдой. «Пепел и алмаз», «Пейзаж после битвы», «Человек из железа» — я смотрел эти фильмы, затаив дыхание. Мне хорошо знакомо творчество и других режиссеров.
ЕК: Когда вы увидели первые польские фильмы?
ЛГ: Мне было шестнадцать лет, я был еще школьником. В город привезли польские фильмы и помню, что я сбежал с уроков, чтобы посмотреть, например, «Пассажирку»Анджея Мунка.
ЕК: Вы знаете, что Зофья Посмыш, история которой показана в этом фильме, здравствует и недавно была на пресс-конференции в Москве?
ЛГ: Пусть живет в здравии еще много лет! Как хорошо, что она рассказала историю своей жизни, историю своего пребывания в Освенциме. Это необходимо знать, читать, видеть. Мне запомнился еще один польский культовый фильм о войне — «Как быть любимой». В этих картинах показаны живые, чувствующие, страдающие люди. Такое не может не тронуть! Мы с вами разговариваем и у меня в памяти всплывают один за другим польские фильмы: «Все на продажу», «Нож в воде», «Земля обетованная»...
Сеансы ненависти

ЕК: Как россияне относятся к полякам? Борис Акунин сказал нам в интервью, что утверждение, будто русские не любят поляков — миф.
ЛГ: Совершенно верно, это неправда! Антипольские настроения — это пропагандистский штамп. Например, интеллигенция настроена очень пропольски. Россияне чрезвычайно высоко оценивают польскую культуру. Конечно, когда власти это надо, российская пропаганда в состоянии поднять антипольские настроения. Мы такое уже несколько раз проходили. Например, в 2007 году, когда в Польше избили детей российских дипломатов, после чего в Москве неизвестные напали на детей дипломатов из Польши. Тогда в средствах массовой информации была поднята антипольская кампания с обращением к XVII веку, вспомнили изгнание поляков из Кремля, насилие над красноармейцами итд. Такая истерия, как правило, держится несколько месяцев, а потом наступает спад. Ужасно, что всегда находятся холуи, готовые раздувать скандалы, разжигать ненависть.
ЕК: Каков механизм этого процесса?
ЛГ: Журналисты, пропагандисты, политики устраивают «сеансы ненависти». Истерию легко вызвать с помощью периферийных, провинциальных слоев общества, которые мало в чем разбираются, вообще не знают истории. В среде таких людей легко разжечь раздражение, агрессию, ненависть ко всему. Уровень враждебности, готовности к насилию, агрессии в России в принципе велик.
ЕК: Чем это обусловлено?
ЛГ: Страна не развивается. Люди живут с ощущением безнадеги, бесперспективности. Понимаете, этому негативу надо дать выход, это надо как-то канализировать, и власть предоставляет населению такую возможность, показывая так называемых врагов. Американцев, поляков, грузин, украинцев...
ЕК: «Левада-Центр» проводил исследования, касающиеся отношения россиян к полякам. Что удалось выяснить?
ЛГ: Что среднестатистический россиянин практически ничего не знает о поляках. Многие понятия не имеют о том, что в 1939 году СССР напал на Польшу. Кстати, это часть большой проблемы. У людей в принципе отсутствуют исторические знания. Они не знают, когда началась война, не знают о том, что в 1939 году советские войска в Бресте, например, участвовали в совместном параде с гитлеровцами. Когда людям рассказываешь об этом, они вскрикивают: «Не может быть!» У россиян нет чувства истории, чувства ответственности, а комплекс неполноценности, ущемленности трансформируется у них в имперскую спесь. Если говорить о знаниях на тему Польши, то ими прежде всего обладает, конечно же, интеллигенция. К сожалению, эти люди уходят.
ЕК: Как рассказать о Польше?
ЛГ: Мне кажется, что главным образом надо показать польское видение истории, знакомить с польским искусством. Например, польский кинематограф, о котором мы уже разговаривали, был и остается на высочайшем мировом уровне. Надо чаще показывать польское кино. Полякам есть что предъявить миру.
Агнешка Холланд, Анджей Вайда, Войцех Пшоняк, Януш Моргенштерн, Кристина Захватович после премьеры фильма «Корчак», Каннский кинофестиваль, 1990
. Фото: Ежи Косьник / Forum

Иностранцу, желающему разобраться в польском кинематографе, без путеводителя не обойтись. Многие...ПОДРОБНЕЕ 
ABOUT: ПОЛЬСКОЕ КИНО: ПУТЕВОДИТЕЛЬ ИНОСТРАНЦА

ЕК: Вы говорили о пропаганде, о том, как власти «назначают» какие-то народы врагами. Как эти процессы влияют на сознание россиян?
ЛГ: Люди начинают негативно относиться к новым врагам, но это быстро заканчивается после того, как в стране перестают искусственно раздувать тему. Я хорошо это увидел на примере Польши. Когда власти делали из нее врага, она быстро выходила на одно из первых мест в рейтингах вражеских стран. Прекратилась пропагандистская прокачка, и все переставали говорить о «враждебных» поляках. Вы поймите, в списке врагов ведь постоянно меняются те, кто находится на первых позициях. Нашими главными врагами уже были США, Эстония, Литва, Латвия, Грузия, Турция, Украина... Это одна из технологий манипулирования. Поиск врага — это механизм негативной консолидации общества вокруг каких-то проблем. В этом нет ничего нового. Путинский режим использует приемы советских спецслужб. Ужасно, что  у власти находятся такие люди, которые по-другому работать не умеют.


ЕК: Давайте поговорим об Украине.
ЛГ: Давайте.
ЕК: Вас, как социолога, что-то удивило в истории российско-украинских отношений после Майдана?
ЛГ: Меня и моих коллег очень удивила скорость, с которой менялось отношение россиян к народу, который они называли братским. Я просто не мог поверить в наши данные! В ноябре 2013 года, после того, как начался Майдан, мы провели в России опрос, касающийся отношения к украинцам. Тогда не было никакой агрессии, неприятия. Люди выражали симпатию. 75% опрошенных говорили, что они понимают украинцев, которые взяли курс на интеграцию с Европейским союзом, считали, что России не стоит вмешиваться во внутренние дела Украины. Спустя несколько месяцев 60% россиян испытывали по отношению к украинцам ненависть. Мы не верили собственным глазам! Это был разворот практически на 180 градусов. После расстрелов людей в центре Киева в российских СМИ начали разжигать антиукраинские настроения. Пропаганда заговорила на языке Второй мировой войны: мол, власть в Киеве взяли нацисты, все это проплачено Западом. Этот язык символов моментально сработал. После такого люди просто не могли с сочувствием относиться к украинцам. После аннексии Крыма ситуация еще больше усугубилась. Люди говорили, что они наконец-то «встали с колен», «показали всем кузькину мать», «заставили нас уважать»...
ЕК: Как ситуация выглядит сейчас?
ЛГ:  Наркотическое опьянение продержалось три года. Сейчас мы наблюдаем спад таких настроений. Очень печально, что отношения россиян с украинцами быстро не восстановишь.  
ЕК: Не все так считают. Например, писатель и публицист Дмитрий Быков утверждает, что примирение наступит в обозримом будущем.
ЛГ: Думаю, не наступит. Сейчас мы видим взаимную неприязнь. Украина заплатила за происходящее как минимум 10 тысячами человеческих жизней. Случившееся будут расхлебывать еще многие поколения. Понимаете, такое не проходит бесследно. Доказательства этому мы видим на примере других военных конфликтов. Это такая глубокая травма, такая глубокая рана! Ну и давайте смотреть правде в глаза: нет предпосылок для того, чтобы ситуация изменилась. Даже, если бы Путин куда-то делся, система осталась бы прежней. Система не собирается мириться с Украиной. Она занята другими вещами.
ЕК: Какими?
ЛГ: Она занимается массовым отуплением, я бы даже сказал, дебилизацией населения. Да, есть группы, которым удается сохранить рассудок и трезвость, но их не так много.
ЕК: Что может остановить процесс, как вы сказали, дебилизации?
ЛГ: Даже не хочется об этом говорить. Только серьезный кризис, какие-то потрясения. Если смотреть трезво на вещи, для изменения режима нет предпосылок. Деморализующая система будет держаться, даже если главные действующие лица по каким-то причинам исчезнут. Негативный отбор людей во власть продолжается. Новые чиновники циничны, не очень умны, но очень услужливы. Система сама себя не изменит. Дальше будет только хуже. Согласно логике развития режима, репрессии будут только усиливаться. Этот механизм уже сам по себе раскручивает террор. Чтобы сохранить свою стабильность, режим должен постоянно разрывать связи внутри разных групп, не позволять им обрастать ресурсами. Чтобы существовать, он должен держать всех в страхе.


ЕК: Скажите, пожалуйста, хоть что-то хорошее, а то у нас получается интервью в черных тонах.
ЛГ: Мне, например, приятно видеть молодых, энергичных людей, которым хочется в России что-то менять. Они идеалисты, они полны сил. Надеюсь, они будут продолжать то, что делали и делаем сейчас мы. Скажем прямо, это очень непростой путь. Знаю об этом не понаслышке.
ЕК: Вы, наверное, имеете в виду преследования «Левада-Центра», объявление его иностранным агентом? Как вы это пережили?
ЛГ: Вначале было очень гадко и омерзительно. Я просто бесился, не представлял себе, как мы дальше будем работать. Что, наш респондент будет подходить к людям и говорить: «Здравствуйте, я иностранный агент. Ответьте, пожалуйста, на несколько моих вопросов»? В русском языке «иностранный агент» — это ведь шпион и диверсант. У людей, которые с нами работали, появился советский рефлекс страха. На нашем сайте и в документации мы вынуждены были написать, что «Левада-Центр» принудительно был внесен в список организаций, «выполняющих функции иностранного агента». Но оказалось, что простые люди относятся к этому очень спокойно. Через несколько месяцев шок у сотрудников прошел, все начали над этим смеяться.
ЕК: То есть вы уже смирились с этой ролью?
ЛГ: Мы были внесены в список под номером 142. Сейчас в реестре уже больше ста шестидесяти так называемых «организаций-агентов». Знаете, на каком-то этапе я всмотрелся в перечень, увидел, например, «Мемориал», другие уважаемые организации и понял, что мы оказались в очень хорошей компании. Думаю, что через какое-то время этот реестр позора станет списком почета.
ЕК: Мы все-таки пришли к чему-то позитивному!
ЛГ: Получается, что да!
ЕК: Тогда можем заканчивать интервью. Спасибо за беседу.
ЛГ: Спасибо.
Титус Чижевский «Портрет Бруно Ясенского», 1920, масло, холст, фотография предоставлена Музеем искусств в Лодзи; штаб-квартира журнала «Kultura» в Мезон-Лаффите под Парижем, фото: Войцех Лаский / East News; Юзеф Олешкевич «Портрет Адама Мицкевича», 1828, дар Владислава Мицкевича, фото: Краковский национальный музей

Специально для читателей Culture.pl мы подготовили путеводитель по польской литературе в надежде,...ПОДРОБНЕЕ 
ABOUT: ПОЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ПУТЕВОДИТЕЛЬ ИНОСТРАНЦА

Роман Полански в фильме Анджея Вайды «Поколение». Фото: Национальная фильмотека

Возрождение польского кино после Второй мировой войны неразрывно связано с Лодзинской киношколой,...ПОДРОБНЕЕ 
ABOUT: 6 РЕЖИССЕРОВ ЛОДЗИНСКОЙ КИНОШКОЛЫ, КОТОРЫХ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ